оПЧПУФЙ
бТИЙЧ
зБМЕТЕС ЗЕТПЕЧ
йУФПТЙС
рЙЫЙФЕ ОБН
дЙУЛХУУЙЙ
бТУЕОБМ
рПЙУЛ Ч йОФЕТОЕФ

Молла Осман

У Майринка в <Вальпургиевой ночи> есть персонаж - бледный, точно сотканный из лунного мерцания, актер Цркадло. Правда, актером его называли условно, не зная, кто он таков на самом деле, этот Цркадло. 

Майринк поясняет, что в переводе с чешского на немецкий его имя означает <зеркало>. А по-русски <Цркадло> может означать вообще вс╠, что угодно - мыслимое и немыслимое. Недаром при виде разрисованного, словно в дьявольской комедии, <актера> собаки начинают выть громко и протяжно. И почему-то с правильными интервалами. 

<Актер> снимает комнату в Мертвом переулке, а когда его обнаруживают, упавшим со стены и, по-видимому, со сломанной шеей, на глазах лейб-медика он перевоплощается в древнеегипетского фараона, скрывающего свою мумию под маской пошлого комедианта! С узким безбородым лицом, сухими волосами на черепе и высохшими глазными яблоками:

Этот словесный портрет напоминает кого-то, кого мы все очень хорошо знаем. Узкое безбородое лицо с высохшими глазными яблоками; жидкие белесые волоски на черепе; походка враскачку, смахивающая на неровный гусиный шаг; правая рука прижата к телу:А тем временем:

<Имя "Константин" странно подействовало на неизвестного. Некоторое время сильная дрожь пробегала по его телу с головы до пят. Одновременно выражения его лица стремительно видоизменялись, словно он каким-то непостижимым для простых смертных образом владел всеми мышцами лица и гримасничал перед невидимым зеркалом. Казалось, что его кости, нос, челюсти и подбородок вдруг стали мягкими и пластичными. И вот высокомерную маску египетского фараонасменило совсем иное изображение. Лицо, пробежав целую серию невероятных метаморфоз, приобрело безусловное сходство с фамильным типом Ельзенвангеров>. 

Ельзенвангеры! А может, Ельцинвангеры? Так это, согласитесь, звучит привычнее. Навязло за ту долгую череду лет, на протяжении которых так называемые <политики> с манерами провинциальных актеров пытались разыгрывать перед изумленной публикой роль Императора Константина и членов его августейшей семьи. Кстати, преемник Ельцина как раз и явился в августе, причем в тот самый момент, когда Запад накрыла мгла солнечного затмения. 

Смех смехом, но Нострадамус эвон когда предрек, что в августе 1999 года явится Король Ужаса и не ошибся. А вот Дугин поспешил объявить 1999 год финальным в истории современного мира и не угадал, ибо о Конце Времен сказано, что сроков не дано знать никому. Не дано даже пророкам Конца Времен, так что, Александр Гельевич, никто не в претензии. Тем более, что речь несколько о другом.

В 1993 году Дугин (под псевдонимом А.Милорадов) написал статью <Новые планы мондиализма>, в которой показал, что есть не один, а сразу два мондиализма - <левый> и <правый>, и между двумя его ветвями идет постоянная конкурентная борьба. Так, например, республиканцы в США - это <правые> мондиалисты, а их политические противники демократы - <левые>. Горбачев - <левый> мондиалист, а победивший его Ельцин - <правый>. Однако при этом ни одна из конкурирующих сторон ни на секунду не сомневается, что вся полнота планетарной власти должна быть сосредоточена в руках единого мирового правительства. Вот только способы достижения этой цели могут быть разными.

По Дугину, <левые> мондиалисты исходят из того, что <Восток следовало бы не столько победить, сколько "трансформировать", хитростью заставить выполнять мондиалистскую функцию - благо "коммунистическая теория" и "марксизм", понятый определенным образом, давали для этого все основания>. С точки зрения <левых> мондиалистов, с миром капитала марксизм сближает присущий ему "космополитизм", "эволюционизм", "прогрессизм", "гуманизм", "антифашизм", "материализм", "атеизм", чисто количественный подход к реальности. В отличие от <левых>, <правые> мондиалисты являются <сторонниками тотальной и однозначной доминации Запада над Востоком>. <До распада социалистического лагеря "правые" мондиалисты отвергали "конвергенцию" и "мирное сосуществование" и настаивали на необходимости однозначной и недвусмысленной победы над социализмом и на его полном уничтожении>.

Разведя таким образом мондиализм на две составляющие, Дугин указывает на ту асимметрию, которая все последние годы строго соблюдалась на уровне правящих элит. Речь идет о том, что, когда в США (атлантистский полюс мондиализма) у власти находились республиканцы Рейган и Буш (то есть <правые> мондиалисты) в СССР (евразийский полюс) проявился откровенный <левый> мондиалист и приверженец теории <конвергенции> Горбачев. А с приходом демократа (то есть <левого> мондиалиста) Клинтона к власти в США на евразийском полюсе бразды правления в России перешли к <правому> мондиалисту Ельцину.

Цитируемая статья была написана в марте 1993 года, когда мало кто сомневался, что дни Ельцина на посту президента России сочтены и дело идет к очередной смене власти. Однако в октябре Ельцин пошел на силовой вариант в разрешении конфликта с Верховным Советом и в результате удержал власть в своих руках. Соответственно и в США на выборах во второй раз победил Клинтон. Асимметрия мировых элит сохранилась. 

И вот, наконец, в 1999 году Ельцин ушел в отставку. Срок президентских полномочий Клинтона также подходит к концу, и по мере приближения выборов в Америке надежды демократов на победу становятся все более призрачными: к власти в США рвутся республиканцы. <Следуя этой логике, - писал Дугин о геополитической асимметрии накануне предполагаемого ухода Ельцина в 1993 году, - сегодня мы должны ожидать смены российского руководства и "возвращения Горбачева" (или кого-то подобного)>.

Ожидания несколько затянулись, но в итоге мы все-таки получили другого президента. Кто он - новый Ельцин или новый Горбачев? <Левый> он мондиалист или, наоборот, <правый>? 

Похоже, сам Путин пока не знает ответа на этот вопрос, но логика мировой геополитической асимметрии вскоре расставит все по своим местам. Так что, давайте, дождемся выборов в Америке и: в очередной раз убедимся в правоте Дугина.

В России же политики решили ничего не ждать, а дружно поспешили присягнуть новому президенту на верность. И что удивительно, каждый из присягнувших видит в Путине как бы свое собственное отражение. Державники разглядели в нем государственника, либералы-западники - сторонника рыночных реформ; антисемиты идентифицировали Путина как патриота, сионисты - как гаранта их прав и свобод; корейцы приняли его в пионеры, а американцы - в большую восьмерку. Горбачев - уж на что, казалось бы, ненавидящий Ельцина - так и тот, принятый в Кремле ельцинским ставленником, признал в нем родственную душу социал-демократа. 

<Йезус, Мария и Иосиф, - взвыл барон и бросился к дверям, - смерть в доме! На помощь, на помощь! Ведь это мой покойный брат Богумил!> 

В таких словах Густав Майринк описывает ужас, объявший барона Ельзенвангера, когда тот вгляделся в лицо и вслушался в речи призрачного <актера> Цркадло, на глазах перевоплотившегося в совсем другого человека. 

К слову сказать, свой жизненный путь Цркадло завершил тем, что заставил дубильщика Гавлика сделать из своей кожи барабан, чей дьявольский хохот задал ритм процессии Безумия, прокатившейся кровавым маршем по пражским улицам. В барабан бил дубильщик Гавлик. Он шел во главе процессии и скалил зубы в каком-то первобытном экстазе. Бушевала Вальпургиева ночь, и отовсюду доносились предсмертные стоны - добивали остатки сопротивлявшихся. Про Цркадло совершенно позабыли, словно его никогда и не было. А вокруг все сотрясалось от неистового барабанного боя. Теперь в него бил сам Люцифер, и тот, кто внимательно вгляделся в его нагую фигуру с черной митрой на голове и фартуком на бедрах, вдруг понимал, что этот барабан был сделан из его собственной кожи.

Солнечное затмение 11 августа 1999 года ознаменовало собой начало космической Вальпургиевой ночи. В этом смысле - это действительно Конец Света. И есть все основания полагать, что глобальная асимметрия полюсов наконец раскроет свой главный секрет - тайну беззакония. <Правая>, республиканская, Америка и <левая>, социал-демократическая, Евразия - два полюса мондиализма - на пути к мировому правительству. Великий Король Ужаса пришел в мир, чтобы пробудить Великого Короля Ангулемского, и, похоже, чтоб достучаться до него, кое из кого придется сделать барабан. 

Только не торопитесь записываться в дубильщики: обезумевший от барабанного воя Гавлик с перекошенной рожей был застрелен красивым татарином в красной феске, который был смел и обладал железной волей. Его звали Молла Осман.